Семьи с приемными детьми

Содержание

Воспитание приемных детей в семье: ключевые особенности и проблемы

Семьи с приемными детьми

Когда в семье появляется приемный ребенок, то вопросы возникают практически на каждом шагу:

  • как вести себя в той или иной ситуации?
  • как отнесутся к новому брату или сестре другие дети, если они есть?
  • наказывать или нет? и т. д.

Чем старше ребенок, тем сложнее возникают проблемы и тем быстрее их придется решать. Поэтому прежде чем совершить этот серьезный шаг, следует внимательно изучить особенности воспитания приемного малыша и объективно оценить свои силы.

Если вы усыновили новорожденного ребенка, то ваши действия могут быть такими же, как с родным малышом, тогда процесс адаптации будет безболезненным. Но когда в семье появляется ребенок постарше, то этот период окажется сложным для обеих сторон: и родителям, и детям придется освоить новые социальные роли и научиться считаться друг с другом.

Важно понимать, что малыш уже приобрел негативный жизненный опыт, у него есть определенные привычки и убеждения, система ценностей и ориентиров. Чаще всего его характер формируется в сложной социальной среде, и это заставляет ребенка отвечать миру негативом.

В нем живет постоянный, почти животный страх, что его снова предадут, он останется голодным, замерзшим и совсем один – без близкого человека и дома. Многие дети из детских домов прошли через побои, голод, сексуальное насилие, потерю любимых близких родственников. Свои опасения дети неосознанно переносят и на новых приемных родителей.

Они не привыкли к ласковому отношению и просто не знают, что такое нормальная семья. Всегда об этом помните и постарайтесь не терять терпения.

Особенности воспитания в период адаптации

Итак, вы уже оформили необходимые документы, познакомились с ребенком и наконец-то забрали сына или дочь из детского дома домой. Первые несколько месяцев уйдут на то, чтобы ребенок привык к новому жилищу и приемным родителям.

В этот период он, скорее всего, будет самым примерным и счастливым, ведь он обрел настоящий дом. Некоторые дети начинают сразу звать приемных родителей мамой и папой. Кому-то трудно переступить этот барьер, особенно, если ребенок хорошо помнит биологических мать и отца.

И вы так и останетесь «тетей Машей» и «дядей Сашей». Что важно сделать в это время?

  • Уделяйте ребенку достаточно внимания, если в семье есть еще дети, они не должны чувствовать себя заброшенными, делите любовь и заботу поровну на всех.
  • Постепенно знакомьте ребенка с правилами, по которым живут в вашей семье. Нельзя, чтобы сначала вы что-то разрешили в великодушном порыве, а потом резко запретили.
  • Привлекайте ребенка к домашним обязанностям, семейным занятиям, чтобы он почувствовал себя частью команды.

Следующий период самый трудный, поскольку ребенок осваивается в новом коллективе и пространстве и начинает проявлять характер: грубит, портит вещи, не слушается, игнорирует. Плохое поведение он использует как инструмент для определения границ дозволенного.

Кроме того, многие дети, брошенные безответственными родителями, просто не знают принятых норм поведения, не забывайте об этом. Самое сложное для мамы и папы в такие моменты – не сорваться и не сдать сорванца обратно в детский дом.

Но вы-то мудрые родители и знаете, как себя вести.

  • Наберитесь терпения, спокойно разъясняйте ребенку, почему так поступать нельзя. С первого раза он может и не воспринять ваших увещеваний, поэтому повторять придется несколько раз. Не кричите, разговаривайте спокойным ровным тоном.
  • Ни в коем случае не игнорируйте плохое поведение. Рамки дозволенного должны быть четко очерчены. Установите правила поведения и будьте последовательны в запретах и разрешениях.
  • Не старайтесь исполнить абсолютно все желания ребенка. Не пытайтесь купить послушание подарками, деньгами, развлечениями, потаканием капризам. Он должен понимать, почему должен вести себя хорошо, а не стараться угодить вам ради вознаграждения.
  • Постарайтесь переключить внимание ребенка на интересное занятие, которое могло бы его увлечь.

В этот период приемные родители могут испытывать чувство растерянности, беспомощности, им может казаться, что они совершили ошибку, усыновив ребенка. Многие испытывают соблазн обвинить приемного сына или дочь в черной неблагодарности. Ведь если бы не они, то ребенок продолжал бы жить в детдоме.

Не совершайте роковой ошибки! Вы только сорвете злость и обиду, тем самым разрушите все теплые чувства, которые есть между вами и ребенком. После таких слов он, скорее всего, начнет ненавидеть вас и еще больше ожесточится.

Запаситесь терпением и спокойствием, покажите ребенку, что любите его, несмотря ни на что и не предадите никогда.

Постепенно он примет вас, перестанет бояться, что «его вернут обратно», начнет доверять и привыкнет к приемной семье и образу жизни по новым правилам.

Сколько времени требует адаптация? Как правило, от трех до пяти лет, это во многом зависит от возраста ребенка, его жизненного опыта и тактики воспитания, выбранной приемными родителями.

1. Нужно ли раскрывать тайну усыновления?

Этот вопрос следует решить раз и навсегда. Безопаснее, если ребенок будет знать правду, потому что как бы тщательно вы ни оберегали тайну, все равно найдутся «доброжелатели», которые ему все расскажут.

Такую информацию ребенок должен услышать от вас, иначе его доверие к вам может пошатнуться.

Если вы решили молчать, но ребенок задал вам вопрос, следует честно все рассказать и объяснить, что вы все равно любите его как родного.

2. Ребенок сравнивает вас со своими настоящими родителями

Если он хорошо помнит биологических маму и папу, такие сравнения неизбежны. Какими бы они ни были, он все равно их любит, и этот факт нужно принять. Не пытайтесь выиграть соревнование, не отзывайтесь о них плохо (даже если эти люди заслуживают такого отношения). Проявите выдержку и продолжайте заботиться о ребенке и любить его. Время все расставит по своим местам.

3. Воровство, асоциальное поведение, дурные привычки

Чаще всего эти проблемы возникают, если ребенка усыновили в старшем возрасте, и он рос в неблагополучной социальной среде. Он просто живет по тем нормам, которые усвоил с раннего детства. В случае воровства, подумайте, все ли необходимое есть у ребенка.

Например, если он ворует деньги, может, стоит выделять ему небольшую сумму на карманные расходы. Самое главное не игнорируйте проступки ребенка и не обвиняйте в плохой наследственности. Спокойно и твердо объясняйте, почему нельзя брать чужие вещи, ругаться матом, хулиганить, драться и т. д.

При необходимости проконсультируйтесь с психологом. Постепенно ребенок привыкнет и примет новые нормы поведения.

Не пренебрегайте помощью психолога. Специалист обязательно поможет разобраться в трудной ситуации и построить доверительные отношения с ребенком.

Источник: http://karkusha.su/vospitanie-priemnyih-detey-v-seme-klyuchevyie-osobennosti-i-problemyi/

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c530baa68480a00ae60d599/vospitanie-priemnyh-detei-v-seme-kliuchevye-osobennosti-i-problemy-5c62d631e9ed8e00ac23f93b

7 рисков приемной семьи: почему детей возвращают в детские дома | Милосердие.ru

Семьи с приемными детьми

Фото с сайта newstes.ru

К угрозе возврата, как к угрозе суицида, надо относиться серьезно, даже если тебе кажется, что это попытка привлечь внимание к себе, стеб или что-то еще.

За время работы ресурсного центра для приемных семей с особыми детьми в фонде «Здесь и сейчас» туда обращались 23 семьи, истощенные до того, что мысль о возврате ребенка в детский дом стала реальным планом.

Шесть семей в итоге вернули детей, остальным удалось помочь справиться с ситуацией. Конечно, бывают случаи, когда родители уже не готовы принять помощь. Так, одна из семей обратилась с просьбой найти для их приемного ребенка новую семью.

Они обращались уже не в первую организацию и ни к какому другому общению были не готовы.

В любом случае, даже если специалисту кажется, что семья говорит о возврате ребенка в форме «воспитательной угрозы», пытаясь привлечь к себе внимание или даже шутя, к этому, считает руководитель ресурсного центра для приемных детей с особыми детьми Наталья Степина, нужно относиться серьезно. Как и при угрозе суицида, нельзя делать вид, что так и надо и ничего не происходит, – сравнивает она.

Какие проблемы могут побудить приемных родителей отвести ребенка обратно в опеку и подписать отказ, если все они понимают, что это огромный стресс для него и в некотором роде жизненное фиаско для них?

Риск первый: родителям не хватает компетенций

«Нехватка родительских воспитательных компетенций», проще говоря – непонимание, почему ребенок себя так или иначе ведет и как на это реагировать. Например, у ребенка СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности).

Пока он мал, родители думают, что справляются, но когда он попадает в школу и «ходит там по потолку», добавляется социальный прессинг. Учителя упрекают приемных родителей, что те плохо воспитали ребенка, а они искренне не знают, что с ним делать – не к парте же привязывать. Постоянно сидеть рядом тоже невозможно.

В другом случае ребенок может в 8 или 10 лет хватать все руками, как младенец в три года. «Хватает» – и считает своим, так что его уже называют вором.

«В том и другом случае не работают наказания, работает только помощь», – уверена Наталья Степина. Правда, помощь специалиста будет эффективной только в том случае, если родитель тоже будет потихоньку обрастать знаниями, а с ними и пониманием, что происходит с их ребенком, почему и что нужно делать.

«Если им не до компетенций, мы станем их ресурсом»

Одна семья обратилась в ресурсный центр для приемных семей в феврале и сказала, что в сентябре вернет в детский дом ребенка, усыновленного с 2,5 лет и любимого, который на тот момент учился в первом классе.

Ребенок с прекрасной речью, общительный, но его выход в школу превратила жизнь семьи в ад. Кроме того, младшая кровная дочка в семье имела диагноз ДЦП и постоянно нуждалась в реабилитации.

Дома каждый день школа обсуждалась со слезами и криками, родители начали срываться и могли ударить ребенка, так что им и самим казалось, что у них ему хуже, чем было бы в детском доме.

«Родители просто не знают, что делать, причем уже долго не знают, а также испытывают давление социальных институтов. На фоне нехватки ресурсов у них наступает истощение. Однако это перспективная ситуация, когда можно помочь», – говорит Наталья Степина.

Если приемная семья так истощена, что им не до освоения новых компетенций (в состоянии аффекта учиться почти невозможно), специалисты центра становятся их ресурсом.

Часто бывает нужна социальная помощь – куратор едет в школу и говорит, чтобы теперь за поведение ребенка ругали не маму, а его; психолог центра работает с ребенком и с его приемными родителями, если они на это согласны.

Если нужно, для ребенка найдут другую, более принимающую его особенности школу. Всесторонняя диагностика особенностей ребенка происходит параллельно.

«Постепенно мы начинаем рассказывать и показывать родителям, что можно сделать с их ребенком. Во взаимодействии с ребенком мы видим его поведенческие стратегии и отвечаем на них.

Когда родители видят, что хотя бы у нас ребенок может долго сидеть на одном месте и слушать, и плюс он ничего ни у кого не стащил, они видят свет в конце туннеля, начинают больше доверять нам, и мы можем помочь семье», – говорит Наталья Степина.

Иногда родители, получившие новую стратегию взаимодействия с ребенком, через месяц-другой говорят: «о, мы вам не верили, а оказывается, и от психологов есть польза».

Бывают, впрочем, и люди, не готовые или не способные учиться, им нельзя помочь. Нередко от опеки отказываются бабушки, оформившие ее над внуками после лишения детей родительских прав. Когда дело доходит до подростковых кризисов, бабушки не знают, что делать, и уже не готовы перестраиваться, усваивая новые представления о воспитании.

Риск второй – возрастные кризисы приемного ребенка

С подростками тяжело всегда, даже если с любовью и формированием привязанности у них все нормально.

Это время, когда с ними даже должно быть тяжело: молодой человек формируется с помощью протеста, это «сепарация», отделение детей от родителей. Если подростковый кризис смазан, это значит, что он «догонит» человека в 30 лет.

Кризис может казаться невыносимым, но чем он интенсивнее, тем короче, если это может утешить приемных родителей.

Иногда возрастной кризис ребенка настигает даже опытные приемные семьи, воспитавшие до того других детей.

Родители часто не готовы к подростковым кризисам. Есть прекрасные молодые приемные семьи, которые сначала ездят в детский дом помогать как волонтеры, потом берут под опеку детей, которые всего лет на 10-15 моложе их самих.

У них выстроились детско-родительские отношения, пока ребенок был мал, но он «выскочил» из таких отношений, когда стал подростком.

Подросток, как и все дети, нуждается в зоне свободы (зоне уважения) и в зоне безопасности (нужен сильный взрослый рядом, который не пытается стать для ребенка другом, не возлагает на него ответственности за равноправные отношения).

Кровные родственники как фактор риска

Присутствие в жизни приемного ребенка кровных родственников – тяжелый груз для приемных родителей. В школе приемных родителей все декларируют, что готовы принять ребенка со всем его прошлым. Но на практике получается не у всех.

Кровные родители ребенка могут активизироваться в моменты, когда кто-то из них выходит из тюрьмы; могут появляться на пороге без предупреждения и пьяными. Они могут требовать отчета об условиях, в которых живет ребенок, или настраивать его против приемных родителей.

«Чаще всего в этих ситуациях нет медиатора, хотя теоретически органы опеки должны включаться в интересах ребенка. Другой вопрос, хотят ли и умеют ли они этим заниматься. У сотрудников опеки часто нет навыка медиации», – говорит Наталья Степина.

На ее памяти не хватило сил коллег, чтобы помочь многодетной, почти профессиональной приемной семье сохранить ребенка, которого они принимали в процессе лишения родителей их родительских прав. Ребенка полгода таскали по судам, что отражалось на его эмоциях и поведении, а приемная семья наслушалась о себе столько нелестного, что решила больше не иметь подобных ситуаций в своей жизни.

Несмотря на то, что ситуация не была неожиданной для приемных родителей (их предупреждали), ресурсов семьи не хватило, и они отказались от опеки.

Риск четвертый: меняется структура семьи

Изменение структуры семьи – развод, смерть одного из членов семьи, появление нового ребенка – стресс для любой семьи, в том числе такой, где приемных детей нет. Перестраивается вся система взаимоотношений.

Иногда даже потеря работы кормильцем семьи ведет в кризисных семьях к тому, что отказываются даже от кровных детей.

Бывает, что супруг может понять, что не справляется с приемным ребенком, после смерти второй половинки, либо ребенок сам начнет реагировать на стресс так, словно мечтает оказаться в детском доме.

По наблюдениям специалистов, есть семьи, где в ответ на любую проблему с уже имеющимися детьми берут нового ребенка. Иногда хочется спросить: не хотите ли сначала наладить ситуацию с уже взятыми? В итоге у семьи не хватает ресурса на всех детей.

Кровные дети часто реагируют на такую неугомонность родителей радикальным ухудшением поведения, чем возвращают взрослых, мечтающих об очередном приемном ребенке, на землю.

Например, кровная девочка 12 лет прямо призналась психологу: если бы она стала лучше учиться, у нее вскоре появился бы седьмой братик. С появления в семье предыдущего приемного ребенка к тому времени прошло всего полгода.

Сначала хотя бы появлялись маленькие, которых девочка легко опекала как родных, но в конце появился ее сверстник – ребенок в конкурирующем возрасте.

На глубокий стресс кровной дочери мама не обращала внимания: «как это сделать перерыв в опеке и дать дочке отдохнуть? Пока мы молодые, мы можем спасти из системы еще несколько», – рассуждала она.

Риск пятый: неоправданные ожидания и роли

Пожалуй, очевидно: если приемного ребенка берут, переживая горе по умершему кровному, или возлагая на него некие надежды (не обязательно огромные, ребенок не обязан оправдывать вообще никакие) – это рискованная ситуация. Специалисты школ приемных родителей и опек, по замыслу, должны распознавать такие ситуации «на входе», но получается не всегда.

Например, если ребенка берут взамен умершего, приемный сначала помогает пережить горе, а затем попадает в ситуацию обвинения за то, что он живет, а родного ребенка нет на свете. Даже если речь не идет о замещении умершего ребенка, приемный ребенок с инвалидностью может не оправдать надежд по реабилитации и развитию – и это приведет к риску возврата.

Риск возврата в детский дом любого ребенка, в том числе здорового, также повышается, если ему пытаются усвоить недетскую роль. Если родители, в том числе приемные, относятся к ребенку именно как к ребенку, он может быть слабым, капризным, может ошибаться и т.п., и это не разрушит их картину мира. Ребенок требует защиты, любви, он еще не управляет своими эмоциями – это нормально.

Однако случается то, что называется «партнерским замещением», ребенка берут не как ребенка, а как друга или товарища. Например, сравнительно молодая мама берет в опеку подростка и не ждет, что он станет ей сыном, а хочет стать ему другом.

«Боже упаси вас дружить с ребенком – он не может дружить! – предупреждает Наталья Степина. – Дружба означает равенство и ответственность двух сторон. Он будет вас испытывать, бесконечно провоцировать, устраивать истерики “любишь-не любишь”. Попытка выстроить партнерские отношения обречена на провал».

Бывает «несовпадение языков любви»: ребенок выражает привязанность не теми способами, которых ожидают родители. Был случай, когда мама взяла двухлетнюю девочку (сейчас ей уже 14) и все годы говорила: «Она меня не любит, она холодная, она не дает мне тепла».

При этом у ребенка сформировалась абсолютная привязанность к маме. Но на открытку на английском языке с текстом «Я люблю свою маму» мама реагировала: «Сразу видно, что у тебя двойка по английскому».

Ребенок не знал, как проявить тепло, и вряд ли специалисты в этом случае должны были помогать ребенку, а не маме.

Риск шестой: «в нашей семье такого быть не может»

Бывает, что родители относятся к поступкам ребенка (каким-то словам или, например, воровству) как к разрушающим базовые ценности семьи (сам ребенок ничего разрушить не может, это вопрос отношения – в другой семье те же поступки не вызвали бы такой острой реакции).

Например, в семье трое приемных детей. Старшего забрали из школы на экстернат и не отдали в спорт, хотя ему надо было тратить энергию и получать адреналин, зато поручили забирать из школы двух младших. Сначала дети в школе стали выуживать, что плохо лежит (выудили как минимум семь сотовых телефонов), из дома увели внушительную сумму денег и проиграли их на автоматах.

Когда все это вскрылось, прекрасная, обладавшая значительными ресурсами для воспитания детей семья была в непередаваемом шоке. «Он все в нас растоптал, а мы так его любили и так ему доверяли.

В нашей семье никогда не было воров, разное было – свои мальчики тоже были не ангелы, но никогда и никто среди близких ничего не украл», – плакали они. Мама собрала чемоданы, собралась вести всех троих детей в опеку, но позвонила специалисту из ресурсного центра.

Оперативная реакция психологов позволила не допустить импульсивного заявления в опеке (которое очень трудно вернуть назад), постепенно в семье произошло примирение.

Дело не в воровстве как таковом, а в реакции родителей. Часто возврат происходит в случае сексуализированного поведения ребенка.

Например, ребенок неполных пяти лет, вышедший из семьи, где при нем мама занималась проституцией, не понимая, как окрашены эти действия, занимался публичной мастурбацией уже в первые месяцы после попадания в воцерковленную семью.

Мама не могла этого выносить: говорила, что он делает это специально, чтобы вывести ее из себя, зная, как ей противно и плохо от этого. «Какой он подлый! – говорила она о ребенке в 4,5 года. – Он меня этим оскорбляет как женщину, я все могу простить, а подлости не могу».

К счастью, эта семья часто обращалась к специалистам, и со временем они развернулись лицом к ребенку, полюбили его всей душой, сейчас уже взяли второго ребенка (старшему сейчас семь).

Седьмой риск: родители-травматики

Наталья Степина не сторонник теории, что все приемные родители и помогающие детям специалисты – люди, пережившие детские травмы или «изживающие внутреннее сиротство».

Однако риск, что травматики окажутся среди приемных родителей, не ниже, чем что они окажутся среди любой выборки людей.

В таком случае важно, чтобы помогающие специалисты вовремя распознали родительскую травму и при угрозе возврата в детский дом работали не столько с ребенком, сколько со взрослыми.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/7-riskov-priemnoj-semi-pochemu-detej-vozvrashhayut-v-detskie-doma/

Приемная семья

Семьи с приемными детьми

Сегодня в России запущены сотни программ ориентированных на детей сирот. Несмотря на это число детей лишенных родительской заботы не падает. Выходом из такой трагической ситуации может стать приемная семья.

Понятие приемной семьи

Приемная семья представляет собой вариант семейного размещения ребенка-сироты или ребенка, родные родители которого были лишены социальными службами родительских прав. Для ее формирования территориальное управление опеки создает акт и договор.

Внимание. Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться с юристом по телефонам: +7 800 350 83 46 по все России. Звонки принимаются круглосуточно.

Статус приемной семьи регламентирован статьями Семейного Кодекса РФ 152-155 (глава 21), и сопровождается Федеральным положением (законом) №48 о попечительстве над ребенком сиротой.

Приемные родители – это лица, находящиеся в зарегистрированном браке или одинокие граждане готовые взять на себя ответственность воспитать ребенка, лишенного опеки родных родителей. Ребенок, передающийся на попечение, в юридическом аспекте именуется приемным ребенком.

Новый закон о приемных семьях, принятый весной 2015 года, ввел еще одно новое понятие — профессиональная приемная семья. По этой программе приемные дети направляются в семьи социальных работников.

Какая разница между приемной семьей и опекой?

Внимание. Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться с юристом по телефонам: +7 800 350 83 46 по все России. Звонки принимаются круглосуточно.

  1. Требования к родителям в случае оформления приемной семьи более лояльные (если сравнивать с получением статус опекуна).
  2. Оформление документов более сложное, чем опека. Причина – необходимость составления специального договора. Органы опеки могут и отказать претендентам в заключении соглашения, если решат, что главная цель будущих родителей улучшение материального обеспечения.
  3. Приемным родителям государство выплачивает пособие.
  4. В отличие от опеки, возможны контакты ребенка с родными родителями или родственниками.

Основные особенности приемной семьи в сравнении с усыновлением:

  • разный правовой статус приемного ребенка. Усыновление – это формирование полноценной семьи и в юридическом и в социальном плане. Усыновители становятся полноправными его родителями, ребенок получает их фамилию. Приемная семья – это оказание помощи ребенку в воспитании, предполагает сохранность его родной фамилии и связи с близкими;
  • усыновление гораздо сложнее в оформлении;
  • усыновление не предполагает финансовой поддержки в виде ежемесячных государственных выплат пособий.

Дети, передаваемые в приемную семью:

  1. Дети, родителей полностью или частично лишенных родительских прав.
  2. Дети, родителей-инвалидов не способных самостоятельно заботится о своем ребенке.
  3. Ребенок со статусом сироты, без вести пропавших родителей.

Законом определено, что в одной семье не может воспитываться более 8 детей из детского дома.

Формирование приемной семьи

В статье 152 СК РФ строго прописан регламент, по которому реализуется программа попечения. Приемная семья образуется на основании соглашения. Подписывается этот договор родителями-попечителями и представителями ребенка (органы опеки).

договора по передачи ребенка сироты на воспитание в новую семью установлено статьей 153 СК РФ.

В договоре указываются:

  1. Обязанности родителей. А именно воспитывать ребенка, организовать для него качественные условия для жизни. Осуществлять досуг, уважать, помочь ребенку адаптироваться для жизни вне детского дома.
  2. Обязанности органов опеки. Государственное ведомство призвано контролировать воспитание и содержание ребенка, переданного по приемной программе. В связи с этим, приемная семья имеет право на выплаты в 2017 году: единовременное пособие – 16 350,33 рубля (за каждого ребенка), ежемесячные выплаты (40% от средней заработной платы родителя за последний год), ежемесячные вознаграждения родителям за каждого ребенка, не достигшего 10 лет — 7 857,64 рубля, достигшего 10-летнего возраста 8 756 рублей. Органы опеки так же обязуются обеспечивать и другую социальную поддержку семье (перечень льгот устанавливается индивидуально в зависимости от возможностей региона).
  3. Полная информация о ребенке, его родных родителях.
  4. Срок действия договора.

Расторжение договора попечительства – редкая юридическая практика. Но данные ситуации случаются. Законом подобные случаи регламентированы статьей 153 Семейного кодекса РФ.

Итак, договор о приемной семье разрывается если:

  1. Истек срок действия.
  2. Приемные родители больше не хотят или не могут заботиться о ребенке – проблемы со здоровьем, материальным обеспечением.
  3. Органы опеки пересмотрели свое решение и отказали родителям в попечительстве. Это происходит, если в семье замечены неблагоприятные условия для проживания ребенка.
  4. Одна из сторон подписавших договор нарушила его условия.

Важно: если приемная семья готова взять на попечительство часто болеющего малыша, с нарушениями в развитии или ребенка инвалида, то будущее место проживания должно отвечать жизненным потребностям приемного ребенка.

Опека всегда следует исключительно интересами ребенка. Поэтому если ребенок уже достиг 10-летнего возраста, без его согласия никакой договор подписан не будет. Интересы младших детей представляют органы опеки.

Порядок образования приемной семьи

По этапам распишем, как взять ребенка из детского дома или дома-малютки и создать приемную семью:

  1. Передача обязательного списка документов в территориальный орган опеки.
  2. Сотрудники управления в течении 3-х дней проверят предоставленные документы, занесут информацию в базу данных, проведут осмотр жилищных условий заявителей.
  3. Ожидание решения о назначении или не назначении заявителя приемным родителем занимает около 10 дней со дня подачи документов.
  4. Если вопрос решился положительно, родители получают направление в детские дома для знакомства с ребенком и его личным делом. При необходимости ребенку может быть проведена дополнительная медицинская диагностика.
  5. В случае положительного исхода родители пишут заявление о своих намерениях взять ребенка в семью.
  6. Подготовка акта о передачи ребенка в новую семью.
  7. Подписание договора.
  8. Начисление социальных выплат.

Чтобы начать процедуру оформления приемной семьи необходимо обратится в Управление опеки и попечительства по месту жительства.

Список документов

  • справка с места роботы будущих родителей. В ней должна быть указана должность, средняя заработная плата, дана характеристика;
  • справка о составе семьи;
  • документы на квартиру или дом (находящиеся во владении родителей);
  • справка из полиции подтверждающая отсутствие судимости;
  • справка о состоянии здоровья;
  • свидетельство о заключении брака;
  • автобиография;
  • письменное согласие всех членов семьи заявителя.

Заключение

Определим главные моменты статьи:

  1. Приемные родители – лица, готовые помочь ребенку сироте или ребенку, родители которого лишены родительских прав в воспитании.
  2. Принимая ребенка в семью, родители должны понимать, что он сохранит связь со своими родственниками и свою фамилию.
  3. Процесс оформления приемной семьи сложный, но требования к родителям более лояльные в отличие от процедуры усыновления.
  4. Детям, попавшим в приемную семью и родителям, взявших на себя их воспитание положена материальная помощь со стороны государства в виде пособий.
  5. Прежде чем начать процедуру оформления семья должна оценить свои возможности и не руководствоваться только материальной выгодой. Приемные родители должны стать его помощниками в жизни, образцом для подражания.

Наиболее популярный вопрос и ответ на него по приемным семьям

Вопрос: Мы с мужем являемся приёмными родителями для отказного ребёнка из роддома. Какие льготы приемным семьям полагаются по закону? Алина.

Ответ: Алина, поскольку ребёнок помещён в семью из роддома и является отказным, количество льгот существенно шире, чем при обычном усыновлении. Во-первых, всё питание (до двух лет) и лекарства (до трёх лет) оплачиваются государством. С постановлением суда вы имеете право получить единовременную выплату, а также ежемесячное пособие на ребёнка.

При этом, за ребёнком сохраняются все права: он получает жильё (право на жильё биологических родителей или новое, от государства), бесплатно учится так же, как и дети-сироты. Матери, которая не работает, но воспитывает ребёнка, эти годы включаются в пенсионный стаж.

Сами дети получают большое количество единовременных пособий на различных этапах жизни: при устройстве на работу, при смене учебного заведения. Также сохраняются все виды содержания.

На сегодняшний день, приёмные родители получают 40% от своего средневзвешенного заработка за год, но не менее 3 МРОТ, установленных для региона.

Список законов

Внимание. Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться с юристом по телефонам: +7 800 350 83 46 по все России. Звонки принимаются круглосуточно.

Источник: http://family-advisor.ru/deti-i-roditeli/priemnaya-semya/

Приемная мама рассказала, каково это — взять в семью ребенка из детдома

Семьи с приемными детьми

Кто забирает детей из детдомов? Люди, которые не могут иметь своих малышей? Великодушные богачи? Исключительно звезды и иностранцы? На самом деле нет.

Приемных детей чаще всего берут простые семьи и простые люди, такие же, как мы или как вы.

Просто эти люди понимают, что дети не должны расти за казенными заборами, поэтому готовы жертвовать личным комфортом, чтобы хотя бы одной сироте дать шанс на нормальную жизнь.

Одна из таких людей — Дарья Могучая. Она взяла под опеку Василису, когда той было 2 года. Даша не мнит себя ни героем, ни волшебником, ни сверхчеловеком.

Не преувеличивая и не умаляя своих заслуг, она просто и искренне рассказывает о том, как ее семье живется после этого отважного шага.

А еще она помогает мамам, попавшим в сложную жизненную ситуацию, справиться с трудностями, не отказываясь от детей. AdMe.ru просто не мог не рассказать ее историю.

© daria_moguchaya / instagram

Мне тогда был 21 год. Откуда это пришло — неизвестно. Может, потому что бабушка с дедом работали в спецшколе с сиротами и я крутилась вместе с ними.

К действиям перешла ближе к 25, уже будучи замужем. Начала с волонтерства. На сайте «Невидимые дети» взяла подшефную из Котласа, писала ей письма, слала посылки.

Потом читала истории усыновления в гугле, и было все так приторно-сладко в них, что настораживало. И тут вышла на форум «В семью». С реальными мамами, детьми и историями. Так там и осталась. Читала, впитывала, напрашивалась в гости, знакомились ездили с мужем.

Смотрела базы данных, смотрела документальные фильмы, съездила волонтером в детский дом. Затем прошла Школу приемных родителей, ну и муж прошел за компанию (хотя это необязательно).

После этого родился наш первый сын Лука, и мысли о «приемстве» отпустили.

© daria_moguchaya / instagramА потом у сына начали резаться зубки. И я задумалась: а кто в детдомах деток качает, когда невыносимо больно? Вот Лука проснулся среди ночи, испугался, кричит, меня потерял. А какой ужас испытывают те дети? Ведь они тоже кричат. Но Лука знает, что я приду, что я есть. А они-то если и инстинктивно понимают, что кто-то должен быть (мама), то осознать этого не могут. И мама не приходит.

В общем, опять вернулись эти мысли.

© daria_moguchaya / instagram

Звоню в ее опеку, мне диктуют диагнозы. Оказалось, у нее был слуховой аппарат на одном ушке — значит, слух хоть немножко, но был.

Иду в опеку. Лето. Пузо 7-месячное у меня. И меня футболят. Мол, вы сдурели, идите рожайте своего ребенка и не страдайте ерундой.

Потом мне звонили из нашей опеки, предложили мальчика 8 месяцев и сестру 10 лет. С мальчиком мы познакомились и написали отказ: и возраст не подходил, и мальчик не запал никак вообще, да и куда мне к Луке еще неходячего пацана, а главное, что с сестрой мы бы вряд ли справились. У нас в городе нет таких психологов, которые могли бы помочь с ее психологической травмой.

Муж после таких смотрин сказал, что он, наверное, еще не готов. Я тоже подостыла, хотя и названивала в ростовскую опеку, узнавала о девчонках всяких.

© daria_moguchaya / instagram

Он говорил, что хотел бы когда-нибудь приемных детей, но после своих, не сейчас. Он более трезво смотрел на вещи: однушка, грудной сын, я не работаю.

В итоге мы переехали в съемную двушку (в однокомнатной квартире с приемным мы бы чокнулись). Я начала работать удаленно.

© daria_moguchaya / instagram

Мол, посмотри на девчонку, но, кажется, с братом в паре устраивают.

И действительно, в федеральной базе данных написано было, что братья/ сестры есть. Позвонила в опеку ее города, сказали, что брат был, но его уже усыновили. Обычно детей не разделяют, но, когда один из них инвалид, другому дают шанс попасть в семью. Ну вот наша — инвалид с ДЦП, и еще куча других диагнозов. Звоню уточняю: хотя бы с опорой стоит? Ответ: нет, она лежачая…

Но я не зря сидела столько на форуме: по опыту других мам знала, что нужно ехать и смотреть на каждого ребенка. Если не себе возьмем, то хоть пропиарю. Я уговорила мужа просто съездить посмотреть только эту, и все — обещала отстать на год. Ну на полгода точно.

И вот мы там. Муж с Лукой в коридоре, меня бомбит диагнозами и неутешительными прогнозами главврач в кабинете. Киваю, поддакиваю, лицо кирпичом делаю. Заносят.

© daria_moguchaya / instagram

Боюсь обернуться, медлю. Поворачиваюсь — на Луку похожа. Зову мужа, по пути шепчу про сходство. Идем в игровую. Василису ведет за руку воспитатель.

— О, так она не лежачая?

— Недавно начала ходить, да.

Ну вот посмотрели. Муж видел ее один раз, в первую встречу, потом только на видео, что я для него снимала, и когда забрали. Я — пять раз. Ничего, внутри не ёкало. Просто посчитали, что мы могли бы стать ей родителями. Стали.

© daria_moguchaya / instagram

Я ведь знала всю теорию. Казалось, что передо мной не стоит невыполнимых задач — просто взять и любить…

В базе данных смотрела только хорошеньких деток и чтобы мама была лишена родительских прав. Рыдала, когда просмотренных мною сирот забирали в семьи. Это еще даже не имея документов на руках, даже до прохождения Школы приемных родителей.

И не то чтобы осуждала, скорее не понимала тех приемных мам, которые не любили своих детей, но жили и воспитывали. Сейчас я думаю: а что ты хотела? Чтобы они месяц пожили с дитем — и такие: «Ага, что-то не слюбилось, надо этого сдать, может, другого полюблю»?

Я считала, что любовь идет по умолчанию. Но потом я уже спокойнее смотрела на детей без статуса, понимая, что родители исправляются слишком редко, а дети растут там слишком быстро. Потом стала обращать внимание и на не очень симпатичных, а потом и инвалиды перестали меня пугать.

Кто-то же должен брать инвалидов. Почему же не мы?

© daria_moguchaya / instagram, © daria_moguchaya / instagram

Что я буду восполнять дыру обнимашек и поцелуев, а он будет с благодарностью принимать это. Я буду любить его, а он меня в ответ.

Я особо не задумывалась: а когда должна прийти эта любовь? В моих мечтаниях меня должно было разразить громом при виде моего ребенка, ну или хотя бы вдруг приснится вещий сон. Дура.

Все оказалось намного проще, обыденнее и без романтики и знаков свыше. Увидела анкету, позвонила, навестила пять раз, подписала согласие, забрали. Теперь кормлю, пою, мою, реабилитирую, хвалю, ругаю, нежничаю, раздражаюсь, учу, воспитываю, социализирую, занимаюсь.

Так и живем.

© daria_moguchaya / instagram

Мне нужно было максимально выжать информации. Аутизм есть? Обучаема будет? Потянем ли мы ее?

В наши дни ты даже перед тем, как выйти замуж, год-три узнаешь мужа будущего, живешь с ним, а потом принимаешь решение. А приемный ребенок — это как муж в старые времена: привела домой и живи. Учись понимать, узнавай характер, учись любить.

И если с мужем это страсть, химия, то тут гормонов нет. Ну у меня не было. Может, с грудничком сработало бы, не знаю. Жалость только есть, но и она быстро растворяется.

Смотрите реально на жизнь. Да, любовь — это смысл, это цель. Но любить — это глагол. Это делание. Это каждодневный труд.

Бери и люби.

© daria_moguchaya / instagram

Чем больше от нее отдача, тем легче мне морально.

Ну все согласятся: тяжело играть в одни ворота, будь то мама, муж или ребенок, когда в ответ тишина…

После купания у нас «лялечка» — заматываю в полотенце банное и на руках качаю. Ну и просто подбегает: «Давай обнимемся», «Давай поцелуемся». Не просто механически повторяет, а изъявляет желание. И обязательно две щеки, одна не катит.

Тишу, нашего младшего сына, тоже гладит, целует. А в редкие порывы и с Лукой бывают обнимашки. Ну с мужем — это само собой.

Так что девчонка у нас ласковая.

© daria_moguchaya / instagram, © daria_moguchaya / instagram

И в связи с этим очень часто слышу и вижу такие слова: «Что же с ними делают в детдоме, что такими дети становятся?!»

Мы не берем случаи какого-то невероятно ужасного отношения к детям, мы говорим о среднестатистическом учреждении. Дело же не в детдоме. Копните глубже.

Я забираю вас от мужа, от детей и помещаю в какие-то условия. Вас там как-то кормят, как-то одевают, занимаются с вами чем-то, а вы все чахнете чего-то.

Правильно ли говорить: «Какое ужасное заведение! Что за люди там работают?» Нет. Дело же не в том, кто вас окружает, а в том, кого рядом нет.

Не может никакой персонал, и даже самый квалифицированный, адепт Петрановской заменить мать. Самую плохонькую мать.

Василиса до 4 месяцев развивалась нормально. Когда ее изъяли, она, видимо, просто заморозилась. В 2 года ребенок пошел. Не говорил. Не воспринимал речь.

У многих детей включается установка «мамы нет, незачем жить». Не для кого расти, не для кого стараться.

© daria_moguchaya / instagram Мне несложно не держать на нее обид и зла, потому что намеренного вреда, насколько я знаю, Василисе она не наносила. А насчет осуждать… О, раньше бы я сказала: «Раз не бросила пить, значит, так надо было.

Захотела бы завязать пить — бросила бы!» — и вся такая я с чувством собственного достоинства, в белом пальто… Но мне уже не 21 и не 25, жизнь уже пощелкала по носу, и встревала я именно в то, что осуждала и от чего зарекалась.

Это прокачиваемый и очень полезный навык — не осуждать. И сложный, да.

Насчет моей полусвятости. Легко быть великодушной, живя с мужем. Когда есть тыл, доход, благополучие. Могла бы я найти ее и попытаться помочь ей? Поговорить, встряхнуть, отправить на реабилитацию? Могла бы. Но я этого не делаю.

И я не хочу, чтобы она забирала Василису. И да, я, скорее всего, буду ревновать и испытывать неприятные чувства, когда я (удар кулаком в грудь) вырастила, а дочь будет носиться с этой, которая никак не участвовала в ее жизни…

Но это мое. На самом деле не суть, что я там буду испытывать. Главное, как будет поступать Василиса. И если она захочет сама познакомиться, общаться, ухаживать за ней в старости, то это будет означать, что мы вырастили хорошего человека. Умеющего прощать, заботиться, любить.

© daria_moguchaya / instagram

Пока мы живем, может, стоит чуть меньше взвешивать и чуть больше делать? Говорю это и себе в том числе.

На страницу Даши подписано почти полмиллиона читателей. Многие из них отважились на усыновление именно благодаря ее поддержке. Расскажите, а вы когда-нибудь задумывались о том, чтобы стать приемным родителем? Или, может, среди ваших знакомых есть люди, которые уже решились на этот шаг?

Фото на превью daria_moguchaya / instagram, daria_moguchaya / instagram

Источник: https://www.adme.ru/zhizn-semya/priemnaya-mama-rasskazala-kakovo-eto-vzyat-v-semyu-rebenka-iz-detdoma-2117015/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.